Попали на ход судака на Нижней Волге


Попали на ход судака на Нижней Волге
Крутые волны плавно подбрасывали лодку, холодный ветер норовил пробраться в каждую щелочку в одежде. Ко всему прочему периодически начинался дождик. Когда не следишь за кончиком спиннинга, все время пытаешься найти полоску берега — она видна, но вдалеке, у самого горизонта. Создавалась полное впечатление, что уже начался разлив и все огромное пространство между Волгой и Ахтубой превратилось в сплошное море, по которому гуляют волны. Но разлив был еще впереди, в начале мая. Просто мы ловили почти посередине Волги, стремясь застать весенний ход судака, ради которого проехали полторы тысячи километров. У большинства рыболовов Нижняя Волга ассоциируется с солнцем и раскаленным песком. Считается, что в 1500 км к югу от Москвы иначе и быть не может и даже в апреле там, как в Египте, можно разгуливать в шортах.

Так тоже бывает, но не всегда. Вообще, весенняя погода в Низовьях штука труднопредсказуемая. Когда мы приехали, солнце светило вовсю и где-нибудь в затишке можно было и позагорать. Но стоило выйти на открытое место, как холодный пронизывающий северо-восточный ветер заставлял натягивать на себя чуть ли не зимнее снаряжение. Правда, на третий день ветер сменился на южный, но теплее от этого не стало: задула моряна и принесла дожди. Более того, поскольку ветер дул против течения, волна поднялась нешуточная — на основном русле Волги до полутора метров. Когда уходили вверх — против течения, но по ветру, — было еще терпимо, а вот возвращаться, прыгая с волны на волну, оказалось не слишком комфортно.

Впрочем, все эти неудобства ничто по сравнению с тем, что нам все-таки удалось попасть на активного судака. Наконец сбылась наша мечта: мы воочию убедились, что клев «как из пулемета» действительно бывает. Еще собираясь в дорогу, прикидывали, где и что будем ловить. Обсудив разные варианты, сошлись на том, что заняться стоит преимущественно судаком. Остановились мы в поселке Шамбай — как раз напротив с Волгой сливается знаменитая Митинка. Мы не в первый раз были в этих местах, поэтому имели представление, где могут держаться судачьи стаи. На коренной Волге прежде всего приходилось искать ямы. Глубины в них от 15-17 до 20 метров с выходами на 8-9 или 6-7 метров. Судак тяготеет к перепадам глубин, и на ровных участках искать его было бесполезно. Ямы на Волге бывают самые разные и по глубинам, и по размерам; есть и совсем большие, протяженностью в несколько сотен метров, но чаще, встав на якорь в центре ямы, можно облавливать все склоны.

Вначале лодку ставили по классической схеме — в самое глубокое место, а забрасывали на мелководье (по волжским масштабам) и стаскивали приманку в глубину. Судак брал, однако о сумасшедшем клеве речи не было. В какой-то момент мы поняли, что этот вариант расположения лодки в нашем случае не лучший. Как-то во время перекуса ветром и течением нас сорвало с якоря и стянуло к одному из склонов ямы. Лодка оказалась почти на мели, но из-за ветра и болтанки мы это не сразу заметили. Сообразив, что под нами не 20, а всего 8 метров, хотели было сразу вернуться, но потом решили проверить точку. Оказалось, что при проводке с глубины на мель рыба брала значительно чаще, а главное, экземпляры попадались крупнее. Такое иногда бывает в некоторых точках и летом, но в этот раз мы проверили эту закономерность на всех остальных точках, и везде поклевок с проводкой снизу вверх было значительно больше. Если при классической схеме было в среднем пять-шесть поклевок на десяток забросов, то снизу вверх — восемь, а то и девять.

Однако даже при огромном количестве судака нельзя сказать, что он брал на все и при любом способе подаче приманки. Чтобы подобрать нужные приманки, пришлось проверить весь арсенал. Начали с резины и поролона, но резина работала явно хуже. Пару дней лидировал поролон. Потом, после очередного слома погоды, судак стал предпочитать пенополиуретанки. Впрочем, в разных точках приоритеты менялись, и сразу было трудно понять, что судаку понравится в конкретной точке. Поэтому мы всегда старались ловить на разные приманки, чтобы быстрее найти самую уловистую.

Из цветов лучше всего работали желтый и красный, причем и на резине, и на пенках. Кстати сказать, именно пенки приносили самых крупных рыб, а в последние два дня судак вообще везде, как сговорившись, брал только на них. Брал он на любые модели, единственное условие — чтобы на тройнике была цветная опушка. Возможно, дело в том, что, имея очень большую положительную плавучесть, на течении пенки лучше играли и паузу при проводке можно было увеличивать до пяти секунд. При этом очень много поклевок было на прижим: судак прижимал приманку ко дну и засекался за галстук. Не меньшее значение, чем приманка, имел и способ ее подачи. Мы с самого начала пробовали ловить, бросая вверх по течению, но этот способ, часто самый эффективный в других условиях, приносил всего одну-две поклевки на десяток забросов. Лучшие результаты давали забросы вниз по течению, но в этом случае приходилось использовать грузила 50-60 грамм — с меньшими при большой глубине и сильном течении приманки не доходили до дна.

Оптимальные же результаты давала проводка на снос. Заброс делался чуть вверх по диагонали, с тем чтобы приманка шла точно вдоль свала. В этом случае вполне хватало грузил весом 38-42 грамма, хотя глубина нередко была 12-17 метров. При такой глубине ловли, особенно при активном клеве, возникает проблема с мелкими рыбами. При быстром подъеме мелкого судачка с 15 метров он получает баротравму, несовместимую с жизнью. Бороться с этим сложно, но можно. Первое — после подсечки не нужно спешить с вываживанием, надо постараться определить размер попавшейся рыбы. Если мелкая, то ее доставали максимально медленно. Если же и в этом случае рыба так или иначе повреждалась, опускали ее в большой садок, висевший у борта. Он служил своеобразным реаниматором. Всю рыбу, которая там приходила в себя, мы отпускали, тех же, что засыпали, отвозили на базу к радости соседей. Впрочем, при нашем осторожном обращении заснувшей рыбы было мало.

Несмотря на то что был уже конец апреля, судак, похоже, и не собирался вставать на гнезда — видимо, вода была слишком холодная. Впрочем, это касалось только Волги — в озерах вода прогрелась уже значительно больше. Это мы поняли, когда отправились туда за щуками. В одном из ильменей на обычные вертушки поймали одну на 5 кг и двух в районе 3 кг. Вся щука просто сочилась икрой и вот-вот должна была начать нереститься. Конечно, всю пойманную рыбу мы сразу же отпустили. Судак, как часто бывает в апреле, все время менял места стоянок. В первые дни он держался на одних и тех же точках и, видимо, только начинал свои передвижения. В первый день его было много, на второй меньше, на третий в двух наших любимых ямах он исчез, но в то же время появился совсем в других местах. Весь судак был стайный: если начинались поклевки, то у всех сразу, и продолжались они по нескольку часов.

Стаи разного по размеру судака, видимо, шли рядом, но почти не перемешивались. Так, на одной из ям при забросе на минимальную глубину, на свал с 5 на 7 метров, судак попадался мелкий, на «грядке» с 7 на 9 метров шел весом 1,01,2 кг, а на свале с 8 на 12 м клевали самые крупные. В Москву мы возвращались довольные, но и немного грустные. Попали на ход, судак брал как из пулемета — сбылась «мечта идиота», но сбывшуюся мечту всегда немножко жалко.

Тимофей ЗЫКИН

Источник: http://www.ofishing.ru/otchety-s-rybalki/1737-popali-na-hod-sydaka.html